arrowГлавная arrow Воздействие на окружающую среду arrow РЕКУЛЬТИВАЦИЯ НАРУШЕННЫХ ЗЕМЕЛЬ ГОРНОРУДНЫХ РАЙОНОВ СЕВЕРО-ВОСТОКА РОССИИ 25.05.2017 г.  
  
Навигация сайта
Главная
------------------------------------
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПОЛИТИКИ экологической и социальной ОТВЕТСТВЕННОСТИ горнодобывающих компаний
----------------------------------------
Регионы
----------------------------------------
Воздействие на окружающую среду
----------------------------------------
Гарантии экологической ответственности
----------------------------------------
Общественное сопровождение проектов
----------------------------------------
Общественная эффективность
----------------------------------------
Фотоальбом
Ссылки
Файлы
----------------------------------------
Вход для авторов
РЕКУЛЬТИВАЦИЯ НАРУШЕННЫХ ЗЕМЕЛЬ ГОРНОРУДНЫХ РАЙОНОВ СЕВЕРО-ВОСТОКА РОССИИ Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Adm om   
05.12.2011 г.

 

Рекультивация нарушенных земель горнорудных районов Северо-Востока россии (история, реальность, перспективы). М.Н. Замощ, ООО «ВНИИ 1», г. Магадан, РФ.

Материалы межрегиональной конференции «Проблемы освоения техногенного комплекса месторождений золота. – Магадан, 2010, С. 92-103.

 

  - Почему такие огромные площади нарушенных земель до сих пор никаким образом не рекультивированы, несмотря на жесткие требования в США и в штате Аляска по охране окружающей среды?

- Компании, которые разрабатывали  эти россыпные месторождения, прекратили  свое существование  до принятия современных  законов,  а у правительства штата рекультивацию нет денег….

Из разговора с представителем U.S. Bureau of Mines на отработанном россыпном месторождении (район Gold Stream, штат Аляска, США, май 1990 г.).

 

История рекультивации техногенных образований россыпных месторождений золота Северо-Востока России, наиболее обширных из массивов нарушенных земель при разработке золота в Мире, начинается с середины 70-х годов, не менее чем на 30 лет позже, чем для горной промышленности в целом Европейской части РФ.  Ретроспектива деятельности по природно-хозяйственной оптимизации нарушенных земель включает в себя следующие этапы развития.

Пассионарный этап (с середины 70-х до конца 80-х годов) характеризуется активной инновацией научно-исследовательских и проектных организаций Магаданской области по изучению техногенных образований россыпных месторождении и их рекультивации, совпадающей по времени и задачам с Продовольственной программой СССР. Площадь нарушенных земель при разработке россыпей в 70-е годы в Магаданской области, Чукотском автономном округе и Якутской АССР превышала 150 тыс. га, из них в Магаданской области – более 80 тыс. га. Силами ВНИИ-1, Магаданского НИИ сельского хозяйства ВАСХНИЛ СССР, Института биологических проблем Севера, Лесной опытной станции ДАЛЬНИИЛХ и Магаданского филиала института «Дальгипрозем» научно обоснована и доказана на практике возможность использования нарушенных земель для создания пахотных земель и пастбищных угодий, в том числе – для северного оленеводства. Одновременно разработаны и, в различной степени апробированы, регламенты по рекультивации для других направлений использования земель – санитарно-гигиенического, природоохранного, лесохозяйственного, водохозяйственного, рекреационного и строительного, в том числе – методами ландшафтного конструирования. Изучены основные закономерности и определены критерии самозарастания техногенных образований. На нарушенных землях созданы сельскохозяйственные угодья для подсобных хозяйств Берелехского ГОКа и прииска «Экспериментальный» в Сусуманском районе Магаданской области,  Комсомольского ГОКа в Чаунском районе Чукотского автономного округа (до настоящего времени - самый северный участок рекультивации в Мире), прииска «Селигдар»  в Алданском районе Якутской АССР. Для предприятий ПО «Северовостокзолото» и «Якутзолото» проведена инвентаризация нарушенных земель и составлена Генеральная схема их рекультивации по объемам и направлениям восстановительных работ. Выпущена первая отраслевая инструкция по рекультивации нарушенных земель [1, 4]. Общая площадь рекультивированных земель в Магаданской области и Чукотского автономного округа составила за этот период около 500 га.

Хищнический этап (начало 90-х годов) развивается в период перестройки структур горнодобывающей  промышленности и социально-экономического устройства государства в целом. Площадь нарушенных земель оставалась на том же уровне и составляла в Магаданской области около 80 тыс. га. С использованием организованных для этого частных кооперативов при некорректном использовании результатов НИР и имеющегося практического опыта на ряде предприятий ПО «Северовостокзолото» проводят массовую рекультивацию нарушенных земель «как бы» для создания сельскохозяйственных угодий на фоне прекращения действия «Продовольственной программы» и ликвидации практически всех подсобных хозяйств горнодобывающих предприятий. Площадь рекультивированных таким образом земель, по качеству не соответствующих возможности их эксплуатации, составила около 1200 га. Отсутствие положительного эффекта от выполненных работ привело к фактической дискредитацию целевой рекультивации в Магаданской области и на Северо-Востоке России как основного мероприятия по охране и рациональному использованию земельных ресурсов.

Стагнационный этап (с середины 90-х до начала 00-х годов) сопровождается банкротствами, ликвидацией и реорганизацией государственных горнодобывающих предприятий, резким сокращением площади занимаемых для разработки россыпей земельных отводов для минимизации платежей за землепользование. Нарушенные земли без проведения каких-либо мероприятий по рекультивации передаются государственному лесному фонду под «самозарастание». Площадь сданных во время этой акции участков нарушенных земель только в 2000 г. в Магаданской области составила около 16 тыс. га при площади рекультивации, как таковой, 700-800 га/год. В результате реструктуризации земельных отношений общая площадь нарушенных земель в Магаданской области снизилась до 42 тыс. га. 

Формальный этап (с начала 00-х годов до настоящего времени) отличается стремлением контролирующих органов привести процедуру рекультивации нарушенных земель в соответствие с требованиями законодательных и нормативных актов новейшей истории РФ. Площадь нарушенных земель в Магаданской области стабилизировалась на уровне 33-37 тыс. га. Рекультивация на россыпных месторождениях декларируется как обязательное мероприятием, невыполнение которого может повлечь за собой возможность отказа в получении лицензионных участков для последующей деятельности. Восстановительные работы на предприятиях включают исключительно технический этап и ограничиваются планировкой рельефа техногенных образований. Селективно изъятая и складированная в объеме около 300 тыс. м3 почва не используется в связи отсутствием работ по биологическому этапу, хотя по нормативам рекультивации землевание должно входить в технический этап работ.  Площадь рекультивированных подобным образом участков за этот период составляет в среднем около 750 га/год со снижением в последние годы до 300 га/год. Площади земель, сдаваемых «под самозарастание», составляют 1-5 тыс. га/год.

Экологические аспекты образования нарушенных земель при разработке россыпных месторождений, как и других залежей полезных ископаемых в целом, контролируются особенностями их генезиса [5] и способами/технологиями горных работ при их освоения, и, к настоящему времени, в значительной мере изучены специалистами различных отраслей знаний и различных регионов Мира.

Техногенный этап развития нарушенных земель, наиболее значимый по воздействиям и последствиям при разработке россыпных месторождений открытым способом, образующим до 80-90% общей площади нарушенных земель.  В русловых и пойменно-террасовых участках днищ речных долин формируется мелко мозаичная и резко контрастная по размерам, строению и свойствам структура разнообразных аккумулятивных и денудационных искусственных техногенных геоморфологических образований. На значительной протяженности и площади долин происходит изменение нарушение профилей и уклонов русел водотоков, сведение растительности, выемка почв и рыхлых отложений речных долин. В зависимости от порядков речных долин [24] коэффициент прямых нарушений составляет от 20-30 до 3-0,1 % [9]. При средней удельной площади нарушаемых земель в днищах долин от 0,5-10 до 400-500 га и глубине карьерных выемок от 2-3 до 10-12 м, частота (шаг) размещения однотипных техногенных образований не превышает 200-300 м.

Фактическая протяженность единичных массивов нарушенных земель в днищах долин средних и высоких порядков Восточной Сибири и Северо-Востока России и составляет от 15-30 км до более 70 км (реки Ат-Юрях, Сусуман, Бодайбо) при ширине до 1-1,2 км. Протяженность наиболее крупного массива нарушенных земель при разработке зарубежных россыпей, в долине р. Клондайк, составляет около 25 км.

Посттехногенный этап развития нарушенных земель характеризуется их активным взаимодействием с природными компонентами окружающей среды и проходит по интерзональному (азональному) типу. Ликвидация почвенно-растительного слоя, перемещение на поверхность и образование дисперсных проницаемых грунтов, складируемых в отвалы, в совокупности с увеличением площади поверхности участков разработки до 1,5-1,8 раз, коренным образом изменяет условия теплового и водного обмена днищ долин с окружающей средой. Происходит формирование специфического микроклимата в приземном слое воздуха, значительное повышение тепловой обеспеченности степени осушения поверхностных отложений, деградация мерзлых пород с образованием техногенных таликовых зон, перераспределение объемов и условий стока поверхностных/подземных вод. Породы зон гипергенеза (плотик) под действием высоких (до 60-70 ОС) температур поверхности и их аномальных суточных и годовых амплитуд подвергаются активной физико-химической эрозии, генерируя, в ряде случаев, кислотный сток и вынос с ним в окружающую среду ионов металлов. Природная поверхностная вода, относящаяся преимущественно к гидрокарбонатному типу, в различной степени насыщается сульфатами. Экскавации отложений, размещение в русловых и пойменных частях долин отвалов неустойчивых к размыву пород и незакрепленных технологических емкостей с мелкодисперсными отходами обогащения, обусловливает существенное снижение местных базисов эрозию и активное неконтролируемое развитие русловых процессов, сопровождающееся хроническим поступлением в водные потоки минеральных веществ, формирующих сток взвешенных и влекомых наносов.

Формирование техногенных русел, изменения химического состава и физических свойств воды, заиливание русловых отложений оказывает негативное влияние, до полного исчезновения, ихтиофауны. При наиболее позитивном развитии ситуации происходит замещение на виды рыб, способных к обитанию в воде с высоким содержанием взвешенных веществ. Кормовые донные организмы способны, как и в природных условиях после прохождения паводков, к относительно быстрому восстановлению, но с обедненной структурой, численностью и биомассой.             

Сукцессии растительного покрова происходят при лимите обеспечения влагой и характеризуются освоением нарушенных земель ксеро- и мезофильными видами разнотравья и злаков. Пионерами зарастания среди древесной и кустарниковой растительности в континентальных районах Магаданской области на 3-5-й год после формирования техногенных образований являются различные быстрорастущие виды ив (прежде всего – чозения) и тополь душистый. Значительные адаптивные свойства позволяет им при радикальном изменении свойств субстрата успешно расселяться в наименее типичных для них местообитаниях, в том числе - на склонах и отвалах крупнообломочных пород, с переходом питания корневой системы от грунтовых вод к конденсационной влаге. Энергия и темпы роста древесных видов, заселяющихся самосевом, в том числе и зонального вида – лиственницы Каяндера, в несколько раз превышает фоновые условия. Наиболее активное зарастание характерно для техногенных образований, сложенных вскрышными породами, участков с ярко выраженным микрорельефом, склонов северной экспозиции и у подножий аккумулятивных форм техногенного рельефа как наиболее обеспеченных грунтовой влагой и наименее подверженных радиационному перегреву корнеобитаемого слоя. Сомкнутый растительный покров из древесных и кустарниковых видов на техногенных субстратах с наличием мелкодисперсных фракций формируется в течение 20-30 лет. Источниками поступления семян на нарушенные земли являются естественные растительные сообщества, зона эффективного влияния которых в различных регионах и для различных условий оценивается от 100 м до 2,5 км. Под пологом развивающейся растительности на техногенных элювиях могут достаточно активно развиваться соответствующие типы примитивных пионерных  техногенных почв.

Самозарастающие участки нарушенных земель при отсутствии источников механического или химического загрязнения без проведения каких-либо рекультивационных работ достаточно часто, за счет сочетания  своеобразных положительных и многочисленных отрицательных обводненных форм техногенного рельефа образуют визуально привлекательные и разнообразные в экологическом отношении ландшафтные фрагменты [10], отсутствующие в фоновых условиях днищ речных долин.  

Нормативные требования к задачам и условиям проведения рекультивационных работ до 1994 г. определялись их выполнением на землях, нарушенных до 1969 г., за счет средств государственного бюджета, а в районах Крайнего Севера - в каждом конкретном случае государственными структурами по планированию и контролю природопользования [18]. До сих пор используемая система ГОСТ 1983-1985 гг.  серии «Охрана природы» позволяет, но достаточно условно, дифференцировать рекультивационные работы по условиям их реализации и направлениям относительно типов и свойств техногенных образований. В настоящее время необходимость и условия рекультивации определяются законодательными актами РФ[17], не предполагающими различия между географическими зонами страны, социально-экономическими условиями регионов, экологической обстановкой и видами хозяйственной деятельности на территориях. Цель и задачи рекультивации определяются как «восстановление нарушенных земель для сельскохозяйственных, лесохозяйственных, водохозяйственных, строительных, рекреационных, природоохранных и санитарно-оздоровительных целей» без конкретизации границ и объектов деятельности [16]. Лишь в ГОСТ 17.5.1.01-83 определяется понятие горнопромышленного ландшафта – «планомерно преобразованный в процессе рекультивации с восстановлением его народнохозяйственной, природоохранной и эстетической ценности в соответствии с потребностями общества» [6].

Работы по рекультивации проводятся за счет собственных средств недропользователей, осваивающих россыпные месторождения, в процессе чего образуются нарушенные земли. Условия их приведения в состояние, пригодное для последующего использования, а также порядок снятия, хранения и дальнейшего применения плодородного слоя почвы, устанавливаются органами, предоставляющими земельные участки в пользование.

Сельскохозяйственная и лесохозяйственная рекультивация, а также другие направления работ, требующие восстановление плодородия почв, включает обязательные технический и биологический этапы работ. Контроль проведения технической рекультивации с 1993 г. возложен на органы Госгортехнадзор РФ, а с 1999 г. рекультивация включена в состав обязательных работ по ликвидации и консервации участков разработки месторождений [20]. 

Используемая при оформлении договоров аренды лесных участков для разработки месторождений формулировка «вернуть земли в состоянии, пригодном для ведения лесного хозяйства» не определяют ни состав работ по рекультивации, ни их качества. Передача земель под самозарастание до настоящего времени как метод рекультивации нарушенных земель законодательных и/или нормативных актов РФ не определена и используется по умолчанию. Требования к лесоразведению на рекультивированных землях [19] предписывает создание искусственных лесных насаждений, но не устанавливает, ни источник финансирования, ни исполнителя работ. Исходя из этого, рекультивация и возврат нарушенных земель в Государственный лесной фонд настоящее  выполняется с существенными отклонениями от требований к составу и качеству рекультивационных работ действующего законодательства РФ.        

Обеспеченность работ по рекультивации россыпей инструктивно-методическими документами на сегодняшний день следует считать более чем достаточной для активного и массового восстановления земель в соответствии с требованиями действующих законодательства и государственных нормативов. Методические и технические причины, по которым успешное выполнение таких работ могло бы быть поставлено под сомнение, отсутствуют. Практически для каждой административной территории или географического региона, где происходит освоение россыпных месторождений, подготовлены и утверждены уполномоченными органами и контроля специализированные инструкции, методики или руководства [12, 13, 14, 21], определяющие состав, направления, методы, и технологии рекультивационных работ.

Общим и принципиальным недостатком существующих инструкций, методик и руководств по совершенно понятным объективным обстоятельствам является их ориентированность на рекультивацию нарушенных земель локальных участков нарушенных земель и отдельных техногенных образований в пределах арендуемого земельного отвода. При этом не учитывается ни общий контекст условий окружающей среды, и прежде всего – ее визуальные характеристики и особенности, ни взаимодействие с ними форм, размеров и ориентаций элементов и комплексов техногенных образований. Единственным отличием рекультивации от мелиорации является необходимость проведения работ по формированию рельефа, который, в конечном итоге, будет определять будущую визуальную характеристику и уровень эстетической ценности земель. Восстановление первоначальных параметров природного рельефа, если речь не идет о сельскохозяйственной рекультивации, не представляется возможным и целесообразным, так как создание плоских поверхностей существенно снижает восстановительный потенциал нарушенных земель.

Притом, что рекультивация позиционируется как действие, обеспечивающее восстановление или улучшение комплекса природных условий, практически не рассматриваются и, соответственно, не реализуются на практике мероприятия по обеспечению условий возобновления животного мира суши и водоемов. Отсутствуют рекомендации по оптимизации и восстановлению русел водотоков, их водоохранных зон (до 200 м) и прибрежных защитных полос (до 50 м) [2], определяющих, по сути, «ось», вокруг и вдоль которой должны формироваться участки подлежащих рекультивации нарушенных земель. Следует отметить, что работы, обеспечивающие стабилизацию русловых процессов, снижение загрязнения воды, создание мест обитаний для восстановления ихтиофауны, являются отдельным широко распространенным и обычным видом деятельности при рекультивации нарушенных земель за рубежом [3].

Также не находят своего отражения и меры по устройству участков для миграции животных, которые оказываются изолированными непроходимыми массивами нарушенных земель от доступа как к днищу долины, так и к противоположным склонам. Сооружение в многокилометровых техногенных образованиях экодуков, аналогичных по функциям созданному на Комсомольском ГОКе в днище долины р. Ичувеем проходу для прогона оленьих стад совхоза «Большевик», также могут повысить экологическую значимость рекультивированных земель.

Целесообразность рекультивационных работ на россыпных месторождениях, в том числе Северо-Востока России, в современных экологических, экономических и социальных условиях и при существующем научном обосновании и опыте, отсутствует по следующим причинам.

Сегодня, в ближайшей и долгосрочной перспективе ранее нарушенные и рекультивируемые в настоящее время при текущей разработке россыпей земли не имеют, и не будут иметь статуса объектов спроса для развития какой-либо хозяйственно-экономической инвестиционной деятельности. Рекультивация в пределах современных земельных отводов предприятий со средней удельной площадью не более 2,0-2,5 га не позволяет оптимизировать ни один из экологических аспектов в пределах ранее сформированных массивов нарушенных земель днищ речных долин площадью в тысячи гектаров.

По мнению абсолютного большинства ответственных специалистов в области рекультивации, проведение работ по принципу «лоскутного одеяла» не оказывает и не может по определению оказать никакого положительного эффекта в восстановлении природных условий речных долин. Постоянное снижение рентабельности разработки россыпей за счет ухудшения горно-геологических условий обусловливает минимальные возможности предприятий по проведению полноценной рекультивации, соответствующей нормативным требованиям. Поэтому, достаточными по объему мероприятиями для сдачи земель в государственный лесной фонд «под самозарастание» является инженерная ликвидация и санация горнотехнических сооружений в соответствии с требованиями промышленной безопасности.  

В условиях неопределенных в настоящее время границ участков техногенных запасов на ранее отработанных россыпных месторождениях, их рекультивация представляется не оправданной в эколого-экономическом отношении. Государственные структуры не обладают необходимыми финансовыми и материальными ресурсами для ликвидации ранее сформированный техногенных образований (см. эпиграф) в объемах, обеспечивающих, в достаточной мере, оптимизацию экологической обстановки нарушенных речных долин в целом.

Перспективы рекультивации россыпных месторождений в сложившейся ситуации, которая будет являться на Северо-Востоке Росии определяющей в течение неопределенно долгого времени, заключаются в «централизации» восстановительных работ. На уровне регионального законодательства недропользователи должны быть освобождены от выполнения физических объемов работ по рекультивации на условии передачи финансовых средств, необходимых для их реализации, в целевое распоряжение муниципальным и/или федеральным органам, предоставивших земли в пользование для разработки месторождений.

Консолидация финансовых средств может также производиться в специальных внебюджетных фондах [7]. Вопрос их создания обсуждался на заседании Президиума Государственного совета РФ 27.05.10, посвященном совершенствованию государственного регулирования в сфере охраны окружающей среды [22]. Значительный положительный опыт функционирования таких фондов, позволяющих в действительности эффективно осуществлять проекты рекультивации и санации нарушенных земель, накоплен в США и странах ЕС [15], отдельных регионах РФ.   

Первоочередными и обязательными объектами рекультивации, выполняемой специализированными организациями, должны являться ранее участки нарушенных днищ речных долин в пределах населенных пунктов, водоохранных зон, защитных лесов автомобильных дорог, как наиболее отчетливо представляющих собой требующий ликвидации «накопленный экологический ущерб» [22]. При достаточном наличии средств необходимо проводить работы по Генеральным проектам рекультивации в масштабах нарушенных речных долин в целом, из имеющих наибольшую значимость для территории, с использованием методов и приемов ландшафтной архитектуры. Главной целью проекта должно быть создание оптимальной по строению, свойствам и структуре литогенной основы техногенного ландшафта [10], обеспечивающего возможность его произвольной и искусственной адаптации к окружающей природной среде с достижением необходимых и достаточных экологических и эстетических показателей территории. Использование для составления Генеральных проектов материалов дистанционного зондирования (космических снимков с разрешением 0,5-0,6 м) позволит обсуждать и принимать решения на основе вариантов трехмерного моделирования.    

Реализация принципов ландшафтной архитектуры при рекультивации речной долины достигается фрагментацией (раз­делением) единого массива нарушенных земель на отдельные структурные элементы (блоки), выполняющие, в последу­ющем, различные природно-хозяйственные функции. Фрагментацию массива осуществляют путем формирования раздели­тельных участков преимущественно криволинейного характера, парамет­ры которых определяются в каждом конкретном случае в зависи­мости от существующих особенностей строения массива нарушенных земель и окружаю­щих природных образований.

Русловая часть водотоков подлежит первоочередному и наиболее тщательному восстановлению с прида­нием руслу значений гидроморфометрических параметров, обеспечивающих его устойчивое состоянию. Критериями при проектировании русла должны являются радиусы кривизны и уклонов, шаг ме­андров и ширина пояса меандрирования, глубина и ширина, размеры речных островов, кос, пляжей [3, 23].

Прирусловая часть водотоков в пределах поймы речной долины и водоохраной зоны рекультивируется путем заложе­ния прирусловой окаймляющей полосы, выполняющей, совместно с восстановленным руслом, роль структурной и визуальной доминан­ты формируемого природно-техногенного ландшафта. Параметры окаймляющей полосы должны обеспечивать возможность последующего развития на ней прирусловых пойменных лесов, выполняющих водорегулирующую и противоэрози­онную функции. Характеристики отложений окаймляющей полосы и бере­гового откоса русловой части долины должны быть взаимоувязаны с гид­рометрическими характеристиками восстанавливаемого водотока, что позволяет обеспечить предотвращение интенсивной эрозии ре­культивированных земель и развития вторичного загрязнения по­верхностных вод.

Русловая часть долин может сочленяться с другими отрицательными формами техногенного рельефа, находящихся в зоне затопления меженными и паводковыми водами. В этом случае необходимо проектировать береговые от­косы и окаймляющие полосы по контурам сочленяемых отрицатель­ных форм рельефа. Контуры водоемов должны быть в основном адекватны контурам естественных озер, стариц, меандров, бров­кам террас и склонам долины. Преимущественная ориентация про­дольных осей техногенных водоемов должна совпадать с ориентацией днища речной долины.

Массив нарушенных земель подлежит фрагментации на структурные блоки буферными  полосами криволинейной конфигурации, оси которых закладываются между различными по строению и параметрам техногенными образованиями, и сопрягаются с природными ненарушенными участками речной долины. Линейные и высотные параметры выделяемых структурных блоков должны находиться во взаимосвязи с размерами и соотношениями различных составных природных частей и элементов речной долины. Ширина буферных полос должна в среднем составлять 2-3 ширины основания наиболее характерного техногенного образования (горнотехнического сооружения), размещенного в пределах нарушенной части речной долины.

Затраты на реализацию Генеральных проектов рекультивации речных долин с использованием методов ландшафтной архитектуры составляют не менее, чем на порядок ниже по сравнению с затратами на восстановление нарушенных земель в пределах земельных отводов предприятий традиционными методами, за счет минимизации удельной площади и объемов земляных работ.      

При выявлении в пределах восстановленной и/или восстанавливаемой методами ландшафтной архитектуры речной долины участков с техногенными запасами, их освоение должно быть подчинено решениям и ограничениям Генерального проекта рекультивации.  

Первоочередным и наиболее перспективным объектом разработки и реализации Генеральных проектов рекультивации ранее нарушенных земель россыпных месторождений следует считать долины рек Омчак и Тенька вдоль трассы федеральной дорога «Магадан-Якутск», и которая будет являться основной транспортной коммуникацией Яно-Колымской золотоносной провинции. Принципы и решения ландшафтной рекультивации должны быть заложены также и в проекты тотальной отработки нарушенных земель с целью извлечения техногенных запасов из ранее отработанных россыпных месторождений.

Перспективы рекультивация нарушенных земель при разработке коренных месторождений Северо-Востока России определяются реализацией ближайших планов экономического развития территорий, в том числе - в бассейнах рек высшей категории рыбохозяйственного значения, являющихся местообитанием тихоокеанских лососей. При этом до настоящего времени обеспеченность рекультивационных работ региональными инструктивно-методическими документами практически отсутствует.

Вовлечение в разработку ближайшие сроки большеобъемных месторождений Яно-Колымской провинции обусловит формирование техногенных образований с размерными характеристиками, сопоставимыми с параметрами природного макрорельефа. В качестве примера следует привести проект освоения месторождения «Наталкинское»: объем пустых пород, планируемый к складированию во внешние отвалы высотой более 250 м, составит более 1 млрд. м3, объем размещения отходов обогащения в накопитель с ограждающей дамбой высотой более 100 м – более 350 млн. м3. Площади перечисленных техногенных образований соответственно характеризуются проектными значениями 1200 и 2000 га при площади карьерной выемке около 530 га

Техногенные образования разработки рудных месторождений, и прежде всего – большеобъемных, относятся к опасным производственным объектам, развитие на которых аварийных ситуаций способны приводить к катастрофическим экологическим и социальным последствиям. Они подлежат ликвидации с проведением рекультивационных работ, обеспечивающей выполнение требований РФ по промышленной, экологической и санитарно-эпидемиологической безопасности. Единственным положительным примером проведения таких работ на Северо-Востоке России до настоящего времени является ликвидация и рекультивация накопителя отходов обогащения ЗИФ «Кубака» ОАО «Омолонская золоторудная компания». Половинчатые меры, подобные рассматриваемым для аварийного накопителя отходов Карамкенского ГМК с непрогнозируемым пролонгированным воздействием на водные объекты, не должны стать практикой горнодобывающей промышленности. 

На техногенных образованиях разведки и разработки рудных месторождений, освоенных в середине ХХ века (Утинское, Павлик и др.), сомкнутый растительный покров при наличии в субстрате мелкодисперсных фракций формируется в течение 40-60 лет. Развитие растительного покрова, также как и на нарушенных землях россыпных месторождений, происходит по интразональному типу. Возобновление растительности до настоящего времени не происходит, вне зависимости от экспозиции, на склонах отвалов скальных пород в связи с незатухающими процессами десерпции (крипа).

Научно-производственный опыт рекультивации на руднике «Кубака» подтверждает необходимость применения метода ландшафтного конструирования нарушенных земель, как единственного метода, внедрение которого в технологию горных работ может позволить в значительной мере компенсировать техногенные воздействия на окружающую среду. Определенные проектами горных работ условия размещения в рельефе  крупнотоннажных отходов обеспечат значительное сокращение затрат на их рекультивацию в целом и/или после завершения эксплуатации месторождений за счет создания аналогичных или адаптированных к окружающей территории контуров и форм техногенных образований. Реализация предлагаемого подхода на практике предопределит создание с минимумом затрат условий для неизбежного развития на адаптированных техногенных  образованиях регулярных природных процессов, адекватных процессам на аналогичных формах природного рельефа.

Таким образом, история, реальность и перспективы рекультивации земель на Северо-Востоке России свидетельствует о следующем и требует:

Рекультивация техногенных образований россыпных месторождений на доказанном практическом опыте возможна по всем направлениям последующего природно-хозяйственного назначения земель – от сельскохозяйственного до рекреационного. При этом нарушенные земли в настоящее время не являются, и не будут представлять в обозримом будущем объектом каких-либо инвестиционных интересов, и работы по их восстановлению для последующего использования в промышленности и хозяйстве не могут считаться обоснованными, а их выполнение является неоправданным и бесцельным расходованием ресурсов. В этих условиях проведение рекультивации в качестве цели может иметь преследовать исключительно улучшение экологических аспектов нарушенных земель и качества окружающей природной среды, в том числе – для повышения эстетического значения нарушенных разработкой месторождений речных долин.

Современная практика рекультивации нарушенных земель россыпных месторождений свидетельствует об отсутствии положительного влияния проводимых работ на экологическую и социальную обстановку территорий. Какая-либо целесообразность продолжения таких работ отсутствует, в связи с чем обязанности недропользователей следует ограничить проведением работ по инженерно-технической ликвидации опасных производственных объектов и санации участков земельных отводов. Финансовые средства предприятий, предусмотренные для проведения рекультивации, должны аккумулироваться специальными внебюджетными фондами, и использоваться для реализации региональных или муниципальных проектов восстановления нарушенных земель с привлечением специализированных организаций.

Единственным эффективным направлением развития рекультивационных работ при разработке россыпных месторождений следует считать оптимизацию существующих и будущих нарушенных земель к окружающей природной среде в масштабах речных долин с использованием методов ландшафтного конструирования. Первоочередными объектами рекультивации должны быть участки с ограниченными и/или особыми условиями природопользования, тотальной разработки речных долин для извлечения техногенных запасов. Это позволит достичь формирования гармоничных с окружающей средой и отвечающих требованиям безопасности природно-техногенных ландшафтов, адекватных по эколого-хозяйственным характеристикам участкам, изымаемых из природной среды для разработки месторождений.

Для решения и отработки организационных, методических и технических аспектов восстановления нарушенных речных долин целесообразно разработать и реализовать пилотный (опытный) Генеральный проект рекультивации в наиболее актуальном для территории районе разработки россыпных месторождений. Формируемая в результате литогенная основа нарушенных земель должна быть визуально оптимизирована по отношению к окружающему естественному рельефу речных долин и обеспечить развитие безопасных и ценных в экологическом отношении природно-техногенных ландшафтов. При получении положительных результатов работ дальнейшее обоснование и выбора объектов речных долин для рекультивации необходимо проведение инвентаризации нарушенных земель муниципального и регионального уровней.  

В настоящее время территории в недостаточной степени готовы к определению требований, предъявляемых к составу, направлениям и качеству рекультивации нарушенных земель при разработке коренных месторождений. Очевидно, что образование в результате разработки месторождений открытым способом техногенных форм макрорельефа должно предусматривать их максимально возможную адаптацию к окружающей природным морфоскульптурным элементам территории. Для обоснованного проектирования рекультивации необходимо проведение анализа отечественного и зарубежного опыта инженерно-технической ликвидации и рекультивации техногенных образований и разработка региональных требований и инструктивно-методических документов.        

Реализация перечисленных выше целей и задач рекультивации на практике будет полностью соответствовать принципам и положениям Европейской конвенции о ландшафтах [8], обосновывающей возможность достижения устойчивого развития территорий лишь «…на основе сбалансированных и гармоничных отношений между социальными нуждами, экономической деятельностью и окружающей средой».

 

Список использованных источников информации
1.         Биологический этап рекультивации земель на Северо-Востоке СССР. Рекомендации. – Новосибирск, МЗНИИСХ СВ, 1985. – 115 с.

2.         Водный кодекс РФ. – Федеральный закон от 03.06.06 № 69-ФЗ.

3.         Восстановление и охрана малых рек. Теория и практика. / Под ред. К. К. Эндельштейна, М.И. Сахаровой. / -  М., АГРОПРОМИЗДАТ, 1989.  – 311 с.

4.         Временная инструкция по рекультивации земель, нарушенных при разработке многолетнемерзлых россыпей Северо-Востока СССР. – ГЛАВАЛМАЗЗОЛОТО СССР, ПО «Северовостокзолото», ВНИИ-1, Магадан, 1990. – 86 с.

5.         Геология россыпей золота Северо-Востока СССР. / Под ред. Цопанова О.Х. – СВТГУ МИНГЕО РСФСР, Магаданское книжное издательство, 1979, 197 с.

6.         ГОСТ 17.5.1.01-83. Охрана природы. Рекультивация земель. Термины и определения.

7.         Гражданский кодекс РФ. Ст. 18. Фонды. – Федеральный закон от 18.12.16 № 230-ФЗ. Ст. 18

8.         Европейская конвенция о ландшафтах (Флоренция, 20 октября 2000 г.). ETS № 176.

9.         Замощ М.Н. Оценка нарушений речных долин и обоснование направлений рекультивации при разработке россыпей бассейна Верхней Колымы. / Проблемы техногенеза и рекультивации при разработке многолетнемерзлых россыпей

10.      Замощ М.Н., Папернов И.М. Рекультивация техногенных ландшафтов. / Геокриология СССР. Восточная Сибирь и Дальний Восток. / М., НЕДРА, 1989. - С. 483-491.

11.      Землепользование и рекультивация нарушенных земель при разработке месторождения золота и алмазов/ В.В. Чемезов, В.Л. Коврижников. – Иркутск, ОАО «Иргиредмет», 2007. – 330 с.

12.      Инструкция по рекультивации Государственного лесного фонда, нарушенных разработками месторождений россыпного золота в Красноярском крае. – Красноярск, НИП «ЭПРИС», 2003. – 15 с.

13.      Инструкция по рекультивации земель нарушенных при разработке месторождений россыпного золота. – Департамент природных ресурсов при Администрации Магаданской области, ОАО «ВНИИ-1», Магадан, 2006. – 48 с. 

14.      Инструкция по рекультивации земель, нарушенных при разработке россыпных месторождений производственным объединением «Енисейзолото». – Пермь, 1989. – 22 с.

15.      Краюшкина Е.Г. Правовое регулирование рекультивации земель, нарушенных в процессе недропользования. / Автореф. дисс. на соиск. уч. степени к.ю.н. -   Институт законодательства и сравнительного
правоведения при Правительстве РФ. - М., 1997. - 26 с.

16.      Приказ МПР РФ и РОСКОМЗЕМ от 22.12.95 № 525/67. Основные положения о рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы. 

17.      Постановление Правительства РФ 23.02.94 № 410. «О рекультивации земель, снятии, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы».

18.      Постановление Совета Министров СССР от 02.06.76 № 407. «О рекультивации земель, сохранении и рациональном использовании плодородного слоя почвы при разработке месторождений полезных ископаемых и торфа, проведении геологоразведочных, строительных и других работ».

19.      Приказ МПР РФ от 08.06.07 № 149. Правила лесоразведения.

20.      РД 07-291-99. Инструкция о порядке ведения работ по ликвидации и консервации опасных производственных объектов, связанных с пользованием недрами.

21.      Рекультивация нарушенных земель при разработке россыпных месторождений Забайкалья. Методические указания.  – Чита, ЧТГУ, ООО «ЭКОСЕРВИС», 1999. 25 с.

22.      Стенографический отчет о заседании президиума Государственного совета по вопросам совершенствования государственного регулирования в сфере охраны окружающей среды от 27.05.10.

23.      Ткачев Б.П., Булатов В.И. Малые реки: современное состояние и экологические проблемы. Аналитический обзор. – Новосибирск, 2002. ГПНТБ СО РАН. Серия «Экология». Выпуск 64. – 114 с.

24.      Хортон Р. Е. Эрозионное развитие рек и водосборных бассейнов. Гидрофизический подход к количественной морфологии. – М., «Иностранная литература», 1948. – 75 с.

 

Комментарии  

 
0 #2 Владимир 2013-04-06 12:09 Действительно существует много способов сокращения затрат на проведение рекультивационн ых работ. Однако слабая заинтерисованно сть хозяев в выполнении хотя бы элементарных работ ведет к большим нарушениям, которые в последствии будет очень трудно или практически невозможно исправить. К сожалению очень мало информации о новых технологиях рекультивации. Цитировать
 
 
+1 #1 Николай 2013-02-28 12:27 Несовершенство природоохранног о законодательств а, в части обязательности их исполнения, позволяет "хозяевам" горнодобывающих предприятий бросать нарушенные земли под так называемое самозарастание. Но ведь это "беспредел", не так ли? В тоже время существует немало технических решений, позволяющих очень экономно, практически без дополнительных затрат, производить одновременное ведение вскрышных работ и горнотехническо го и биологического этапов рекультивации карьеров. Я являюсь автором изобретения, внедрение которого позволило бы решить вышеописанную задачу. Я буду очень благодарен за содействие внедрению моего изобретения. Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

След. >
Случайное фото
24_20070107_1609426917.jpg

Rambler's Top100

Кто на сайте
Экспорт новостей
Наверх

Сайт поддерживается группой российских и международных неправительственных организаций Карта - 1 и 2