arrow 29.05.2017 г.  
  
Навигация сайта
Главная
------------------------------------
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПОЛИТИКИ экологической и социальной ОТВЕТСТВЕННОСТИ горнодобывающих компаний
----------------------------------------
Регионы
----------------------------------------
Воздействие на окружающую среду
----------------------------------------
Гарантии экологической ответственности
----------------------------------------
Общественное сопровождение проектов
----------------------------------------
Общественная эффективность
----------------------------------------
Фотоальбом
Ссылки
Файлы
----------------------------------------
Вход для авторов
Золото-простые вопросы Версия для печати Отправить на e-mail
Написал Администратор сайта   
14.01.2007 г.

Интервью с Ольгой Москвиной, газета Колымский тракт, осень 2004 г.

Осень – время подведения итогов. По укоренившейся местной традиции первыми отчитываются золотопромышленники. Мы, конечно, рады: для нас эти цифры звучат вполне мелодичным аргументом в пользу того, что чемоданы собирать еще рано, а область в очередной раз подтвердила свое право на существование. Да, мы живем «на золоте», за счет него. И поэтому прощаем ему многое.

Равно как и тем людям, кто вкладывает в его добычу немалые деньги, продлевая жизнь нашим надеждам и социальным ожиданиям. И вот в свете этих самых чаяний как-то не очень ловко задавать вопросы самим вкладчикам. А между тем, они так и вертятся на языке. Сформулировать главные из них мы попросили руководителя программы общественного мониторинга экологических проблем неправительственной организации «Магаданский  центр окружающей среды» Ольгу Москвину.

- Вы совершенно правы, за цифрами, которыми отчитываются золотодобывающие предприятия и органы власти, скрывается очень многое. Вы когда-нибудь задумывались, какую массу горной породы нужно перелопатить, выворотить из колымской земли, раздробить, пропитать химикатами и промыть – и всего лишь ради нескольких крупинок золота? Тонну руды ради десяти, в лучшем случае – двадцати граммов металла. Магаданская область по-прежнему входит в тройку лидеров по золотодобыче, и именно здесь обосновались крупнейшие золоторудные компании – этот бизнес продолжает быть выгодным, а затраты окупаются с лихвой. А если приплюсовать сюда нашу экологическую нетребовательность – то вырисовывается и вовсе привлекательная картина: брать можно, заботиться о том, что после тебя останется, не нужно.

 - Вы хотите сказать, что мы явно переплачиваем за удовольствие гордиться статусом «золотого цеха» страны?

 

  - Предприятия, занимающиеся извлечением металлов, считаются самыми «грязными». Судите сами: по данным контролирующих государственных органов, более 70% загрязненных вод сбрасывается именно этими предприятиями, они же забирают и максимальное количество воды из рек. К слову, даже водные нужды ЖКХ и энергетики выглядят гораздо скромнее. Уже на первом этапе -  при  добыче руды – возникает негативное воздействие на окружающую среду: мелкодисперсная пыль с частицами тяжелых металлов поднимается в воздух и оседает километры вокруг. Основное же внимание экологи обращают на химическую обработку руды, после которой образуется большое количество токсичных веществ. Первое что на слуху, – это пресловутые цианиды. До сих пор так и не появилось исследований, которые полностью сняли бы с них обвинения в экологической опасности. Да, цианиды быстро распадаются на свету, и за счет этого разложения не накапливаются. Но мы с вами давно убедились, что в природе ничто не исчезает бесследно. Если где-то что-то распалось и исчезло, то где-то, пусть даже и в размытом виде, оно же и появилось – вот он и есть вклад в общее дело загрязнения планеты.

- Вы предлагаете вовсе отказаться от этого промысла?

 

- Конечно, нет. Вопрос не в том, добывать или не добывать, а в том, как это делать. Вообще, давно известно, что деятельность считается рентабельной при условии, если необходимые затраты на нее ниже получаемой прибыли. Но вот нюанс: а все ли затраты мы осуществляем на самом деле? И что считать необходимым? Не все золотопромышленники относят затраты на соблюдение экологических требований к числу значимых. Поэтому и возникают такие прецеденты, как, например, авария на  хвостохранилище  месторождения Лунное. Тогда, два года назад, среднеканские оленеводы глазам своим не поверили, увидев лед, переливающийся всеми цветами радуги. Это и были те самые цианиды – произошла утечка. Предприятие заплатило штраф, ликвидировало разлив, практически содрав плодородный слой почвы, загрязненный ядохомикатами. Но кто определит силу удара, нанесенного природе? И кто даст гарантии, что «хвосты» не дренируют до сих пор?

.- Вы хотите сказать, что  нет возможности  это проверить?

 

- Вот здесь мы с вами подошли к нашей ключевой проблеме – доступности экологической информации. Почему предприятия не стремятся пускать на свои территории местных жителей? Почему не торопятся отвечать на элементарные вопросы о влиянии технологических процессов на воду и воздух? Наоборот, те компании, которые претендуют на поддержку международных финансовых организаций, обязаны, подчеркиваю, обязаны следовать четко определенным требованиям экологической безопасности. В этой части нам наиболее интересны две процедуры: экологический мониторинг и ежегодные общественные слушания. Это означает, что местные жители имеют право знать, чем грозит их здоровью применение предприятиями тех или иных технологий и реагентов. И второе, банки, дающие кредиты, требуют от компаний быть социально ответственными перед жителями тех мест, где они работают: это и информационная открытость, и целые социальные программы, и отдельные благотворительные мероприятия.

- Но, по-моему, это как раз то, с чем проблем нет. Вот недавно прошла информация о том, что ОАО «Серебро Территории» отстроил котельную для Дуката.

 

- Не спорю. И в дни празднования юбилея Омсукчанского района и «Серебро Территории» и «Омсукчанская горно-геологическая компания» делали подарки, организовывали интересные мероприятии. Но разве вы не видите здесь опасности? Согласитесь,  фестивалями  и футбольными матчами атмосферу не очистишь. Как бы весело мы ни жили сегодня, помирать завтра нам будет, ой, как грустно, от рака, например. А та же ЗИФ «Серебра Территории» находится всего лишь в пятистах метрах от жилых домов, хотя норма – не менее тысячи. И омсукчанцы вправе поинтересоваться, чем пахнет в посёлке и не надевать ли противогазы, если ветер дует в их сторону. А сам предприятие не то что бы не готово к разговору, а просто-напросто отказывается это делать. Я лично знакома с омсукчанцами, которые обращались в компанию с просьбой организовать встречу, разъяснить ситуацию с выбросами в атмосферу. Ответа не последовало. Более того, с аналогичным предложением к «Серебру Территории» обращалась и администрация Омсукчанского района. Безуспешно.

- Может быть, была бы уместна ваша помощь?

 

- Именно мы и помогали жителям Омсукчана составить запрос. Ведь если следовать букве закона, любой заинтересованный человек имеет право на экологическую информацию, и общественные организации в том числе. Поэтому мы постоянно стремимся  участвовать в общественных слушаниях или хотя бы получить их материалы. Это право, подчеркиваю, оговорено как нашим законодательством, так и правилами финансистов, например, того же  Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). Нам известно, что по требованию  банка такие слушания проводит в Омсукчане ОАО «ОМГГК». Но, согласитесь, чтобы задавать вопросы экологического толка, надо в них разбираться. Единицы разбирающихся в Омсукчане есть, но они работают на тех же золотодобывающих предприятиях и вряд ли воспользуются рискованным правом критики изнутри. А если кто-то в Омсукчане и не работает в этой системе, то работают его родственники, близкие, друзья.

- Наших людей сложно убедить в том, что им ничего не угрожает со стороны компании…

 

- Практически невозможно: примеры увольнения особо любопытствующих и настойчивых всё-таки есть. Конечно, в приказе об увольнении значится другая причина.

- Ну,  а как же государственные контролирующие органы?

 

- Помните, в 2000 году природоохранные функции были переданы Министерству природных ресурсов. Что из этого вышло, мы знаем: министерство стало и главным защитником природы и главным природопользователем, заинтересованным в освоении и отработке новых месторождений. Вообще, за последние двенадцать лет система претерпела тринадцать реформ - каких результатов можно требовать от человека, если он каждый год думает, а не пора ли ему подыскивать новую работу? Более того, наше государство постановило, что государственный природоохранный контроль предприятия может осуществляться лишь один раз в два года. Прибавьте сюда непрекращающиеся разговоры со стороны нашей власти о «создании благоприятного инвестиционного климата  для привлечения иностранного капитала». Вот и получается, что за последние четыре года промышленники решили, что  благоприятные условия  уже созданы.     

 - Поэтому вы и берёте огонь на себя?

 

- Можно и так сказать. Пока госорганы все перестраиваются, а общественность либо запугана, либо лишена информации, то роль таких организаций, как наша, бесспорно, возрастает. Мы стараемся поддерживать компании «в тонусе» - напоминаем им об их обязанносях. Еще пару лет назад мы неплохо сотрудничали с Омсукчанской ГГК, посылали запросы – нам отвечали. Встречались и с экологом и с руководством компании. Да и вообще, о «Джульетте» многие говорили как о законопослушном предприятии.

- Да, но о «Серебре Территории» тоже говорили как об образцовом предприятии, пока дамба «Лунного» не дала протечку…

 

- Поэтому для нас с вами так важно своими глазами посмотреть на все, что творится на этих предприятиях. Этим летом мы собрали сильную группу из независимых экспертов, приехали коллеги с Камчатки, Бурятии, из Нью-Мексико прилетел уже известный магаданцам Пол Робинсон – его имя на американских золотопромышленников действует как красная тряпочка на быка: очень скрупулезный, въедливый, блестяще подкованный специалист – эколог.  Этим составом мы двинулись на «Джульетту». Следуя всем правилам, заранее обратились в ОМГГК о своем визите, но нам отказали, мотивируя отказ тем, что Омсукчанский район празднует юбилей и все страшно заняты. Но как можно связать торжества с празднованием, если работа на «Джульетте» вообще никогда не прерывается? Так вот, мы все-таки поехали, хотя бы для того, чтобы посмотреть на месторождение со стороны, зачерпнуть водички в ручьях, посмотреть на цвет листвы за забором… Проехали три четверти пути и наткнулись на перекопанную дорогу, указатель «Ремонт дороги. Объезд через пос. Талая.» А это 600 километров! Легковерностью мы не страдаем, поэтому не поленились и дальше прошли десяток километров пешком, но не обнаружили ни намека на ремонтные работы.

Посмотрите, что получается: документы в руки не дают. На само месторождение не просто не пускают, но и близко не дают подъехать. Хотя и в том,  и другом случае обязаны это делать. Выводы за вами.

 

- Может, просто случайность?   

- Может быть. Но у себя на родине за такую случайность те же самые люди лишились бы многого. Там изначально ничего не делается «на хапок». Прежде чем рыть землю, предприятие вносит экологический залог - сумму средств, достаточную для рекультивации, или полного закрытия предприятия в случае банкротства, или для ликвидации последствий возможных аварий. Да и с общественностью там работают совсем по-другому. Мы в октябре были приглашены на общественные слушания на Аляске. Простите за сравнение, от наших они отличаются как пионерский сбор от заседания Конгресса. И там одной единственной экологической претензии достаточно для того, чтобы госдепартамент не дал разрешение на пользование участком земли. И именно перед лицом общественности и госдепартамента компания изо всех сил доказывает, что будет работать безопасно, и местным жителям их деятельность не повредит.

- Чем-то напоминает презумпцию невиновности наоборот?

 

- Совершенно верно. Даже в нашем законодательстве этот принцип прописан черным по белому – презумпция экологической опасности. Это означает, что любое предприятие несет в себе экологическую угрозу до тех пор, пока не доказано обратное. Только вот у нас об этом постоянно забывают, раз за разом повторяя, что «сначала экономику поднимем, а уж потом экологию спасать будем»

            - Если останется что спасать.

 

           - Бывают ситуации, когда и наш оптимизм тает. Но опускать руки нельзя. В этом смысле мы равняемся на наших соседей. Есть такая организация «Экологическая вахта Сахалина». Сами понимаете, там, где нефть, там и целый сплав самых различных интересов. Но даже на Сахалине общественникам удалось убедить компанию отказаться от сбросов буровых отходов в море. Набирает силу и программа наблюдения за популяцией исчезающих серых китов. А что касается нас,  -  возможно, вы опять сочтете за случайность, - то ровно через две недели после нашего обращения в прокуратуру были назначены общественные  слушания по проекту сейсморазведки примагаданского шельфа.    

 

-  Возвратимся к проблеме золотодобывающих предприятий

 

- На этой неделе мы ждем приезда в Магадан Билла Литла  - менеджера по вопросам охраны окружающей среды канадской компании «Bema Gold», чьей «дочкой» является Омскучанская ГГК. Мы планируем задать господину Литлу вопросы о предоставлении материалов общественных слушаний, о мониторинге состояния природной среды и о программе работы с общественностью. Срок ответа на  очередной наш официальный запрос вот-вот истечет. Если ответов не будет, мы будем вынуждены обратиться в правление ЕБР с изложением своих претензий.

 

Трудности с «Bema Gold» и «Серебром Территории» не исключительное явление, есть проблемы и с Омолонской золоторудной компанией. Сегодня в Эвенском районе набирает темп строительство дороги от Кубаки к новому месторождению Биркачан. Заключения  экологической экспертизы на проект дороги все еще нет. А ведь она вдоль и поперек пересекает рыболовных реки. Ну, а в целом, самые серьезные планы мы строим на следующий год: Российско-американский фонд экономического сотрудничества финансирует нашу программу «Содействие гражданам Магаданской области в использовании своих экологических прав». Наши возможности значительно расширятся: мы сможем пригласить к сотрудничеству наших единомышленников и экспертов из России и Америки, организовать посещение предприятий, и рабочие встречи с участием представителей компаний, госорганов, общественности. Напомню, что наша цель – не вставлять палки в колеса, а способствовать  большей открытости и социальной ответственными добывающих компаний перед жителями той земли, которая так щедро делится с своими богатствами.

 

 

 

Пока этот материал готовился к печати, встреча Ольги Москвиной с Биллом Литлом всё-таки состоялась. На вопросы о перекопанной дороге и прочих несостоявшихся инициативах Билл ответить пока затруднился, но передал, наконец, пакет документов, с которым сейчас работают специалисты организации. Мы же присоединяемся к общим надеждам, что это небольшое событие станет первым жестом открытости. А со своей стороны, обещаем рассказывать нашим читателям о главных событиях и новостях в деле защиты наших экологических прав.   

   

 

Беседу записала Марина Жарникова

Опубликовано в газете "Колымский тракт"

 

 

 

 

 

Комментарии  

 
0 #1 preetrose 2012-06-04 00:17 здесь на интернет-сайте подобран большой ассортимент свежих новостей о завис планшет на android и о прошивка планшет via wm8650. Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Случайное фото
med_BIR_HIGHT.JPG

Rambler's Top100

Кто на сайте
Сейчас на сайте:
Гостей - 1
Экспорт новостей
Наверх

Сайт поддерживается группой российских и международных неправительственных организаций Карта - 1 и 2